Пресса

О ФОРУМЕ РОССИЯ ПРОТИВ РОССИИ (2015)

DW Deutsche Welle

РОССИЯ ПРОТИВ РОССИИ: ОТ ЦЕНЗУРЫ ДО САМОЦЕНЗУРЫ

Новые российские законы – от запрета мата до защиты чувств верующих – усложнили жизнь художникам. Но главным препятствием свободе творчества стала самоцензура.

Виктория Ломаско, “Узники” 6 мая” из проекта “Рисуем суд”

Уже несколько лет Виктория Ломаско занимается социальной графикой: делает графические репортажи с судебных заседаний и митингов, рисует реальные истории малолетних заключенных, мигрантов, сельских учителей, православных активистов. Но открыто говорить с помощью своих рисунков о том, что ее волнует, россиянка больше не может: теперь ее черно-белые “комиксы” подпадают под статьи уголовного кодекса.

“Моя работа “Государство-людоед” в поддержку политзаключенных сегодня может быть расценена как оскорбление государственной символики. “Освободим Россию от Путина” – это явное раскачивание лодки, призыв к бунту, к революции, это экстремизм. Работа с заседания суда над Pussy Riot “Свободу заключенным, позор РПЦ!” с патриархом Кириллом – без сомнения, оскорбление чувств верующих”, – перечисляет художница. Могла ли бы она сейчас, как раньше, свободно выложить свои политические плакаты в соцсетях или показать на выставках? “Вряд ли. А ведь еще два года назад некоторые из них даже были опубликованы в журналах”, – отмечает Виктория Ломаско.

От цензуры…

На формуме “Россия против России. Культурные конфликты”, который проходил 10-12 апреля в Берлине, Виктория была не единственной, кто пребывал в замешательстве по поводу перспектив протестного искусства. “Сейчас в России нельзя ничего”, – констатировал художник, организатор ежегодного первомайского шествия “Монстрация” Артем Лоскутов, участники которого в 2014 вышли на улицы Новосибирска с растяжкой “Ад наш”. Когда российские медиа взахлеб рассказывали о прелестях федерализации Украины, вместе с единомышленниками он анонсировал проведение “Марша за федерализацию Сибири”.

“Если люди в России каждый день слышат, что сепаратизм на Украине – это, оказывается, хорошо, это не может уйти в песок. Мы просто ускорили приближение следующего этапа, когда сепаратизм будет восприниматься как хороший и для нашей страны тоже”, – подчеркивает Лоскутов. В ответ Роскомнадзор разослал 14 писем в различные СМИ, включая украинские издания и даже Би-Би-Си, требуя удалить даже упоминания об этой акции.

…до самоцензуры

Впрочем, цензура, по мнению многих участников форума, – не худшее из того, что происходит с ними сегодня. “Самое плохое, что в наши головы проникает самоцензура. Невозможно знать о новых законах и не думать о последствиях, если ты сделаешь работу о том, что тебя действительно волнует”, – убеждена Виктория Ломаско. В марте в Петербурге был проведен – причем абсолютно легально – съезд ультраправых националистов. При этом публиковать фотографии его участников в одежде со свастикой СМИ не могли, потому что были бы оштрафовали за экстремизм. “Мне очень хочется высказаться на эту тему. Но если я это нарисую, меня могут обвинить в распространении идей фашизма. А если выложу в интернет, то все, кто перепостит эту картинку, автоматически станут моими пособниками”, – описывает ситуацию Виктория.

В результате, подчеркивает она, в России практически не появляется работ, откровенно критикующих аннексию Крыма или войну на Украине. Сомнения в правомерности действий Москвы нынче также – сфера применения уголовного кодекса. Одно из редких исключений – граффити “Бабы новых нарожают”, где изображена беременная женщина с “коктейлем Молотова”, в животе которой – младенец-солдат. Но и она была сделана участницами петербургской группы Gandhi анонимно.

Монументальная пропаганда

Зато выражать свою радость по поводу действий российских политиков можно и без санкции чиновников. Так, накануне проведения референдума в Крыму на стене одного из домов на Таганской площади в Москве, где должна была быть нарисована согласованная со всеми инстанциями карта Таганского района, неожиданно появилось монументальное граффити “Крым и Россия – вместе навсегда”. “Подрядчик сам решил, что крымская повестка гораздо актуальнее и интереснее, и своевольно нарисовал именно это, а не заказанную ему карту”, – поясняет независимый куратор, исследователь и художник Анна Нистратова.

Виктория Ломаско

Позже подобная “монументальная пропаганда” стала появляться по всей стране – как по заказу властей, так и по желанию населения, в том числе и художников-активистов, многие из которых также верят, по словам Ломаско, что “Крым наш, Донбас наш, да и вообще Украины не существует”. “В России в вопросах пропаганды уже не обязательно какое-то указание сверху: наши граждане и сами могут выступить с такой инициативой”, – отмечает куратор Анна Нистратова.

Утерянный статус

Она указывает, что в России крайне мало художников, занимающихся политическим искусством. К тому же ни выставки, ни самые лучшие работы, ни надписи на улицах, по ее мнению, никак не влияют на общество. “Художник в России сегодня – это какой-то странный маргинальный субъект. Его статус как интеллектуала, морального примера, который существовал раньше, полностью потерян”, – считает Анна Нистратова.

Растерянность – пожалуй, главное чувство, сквозившее в выступлениях участников форума “Россия против России. Культурные конфликты”. Четких стратегий действий в новых условиях у художников-активистов, по большому счету, нет. “Единственное, что мне кажется стоящим, – это поддерживать собственную маленькую среду, этот пузырь внутри дерьма. Ведь если весь этот кошмар когда-нибудь закончится, надо сделать так, чтобы перед нами не оказалось зачищенное поле, абсолютно голое, без политического и социального искусства, активизма и гражданского сознания”, – убеждена Виктория Ломаско.

Berlin-visual

“РОССИЯ ПРОТИВ РОССИИ”: В БЕРЛИНЕ ГОВОРИЛИ О СОВРЕМЕННОМ КРИТИЧЕСКОМ ИСКУССТВЕ

В Берлине в Studio 1 in Kunstquartier Bethanien состоялся международный форум «Россия против России. Культурные конфликты», а также выставка работ художников, принимавших в нем участие.

Организаторами форума выступили Александра Голобородько, Александра Юрьева-Цивьян (Projekt Butterbrot) и Александр Формозов (iDecembrists e.V.). В форуме приняли участие художники, эксперты и кураторы из России, Германии и Украины: Наиля Аллахвердиева, Александр Бикбов, Василий Черепанин, Сандра Фриммель, Нурия Фатыхова, Кристина Леко, Виктория Ломаско, Артем Лоскутов, Анна Нистратова, Александра Новоженова, Игорь Поносов, Тима Радя, Оля Резникова, Кристина Семенова, Ивор Стодольский, Дмитрий Виленский (Что делать?), Татьяна Волкова, Лилия Воронкова, Ольга Вострецова, Арсений Жиляев, Юлиана Бардолим. Естественно, в зале людей было намного больше, потому что мероприятие носило статус открытого. На открытии  выставки всех гостей порадовали джазовым концертом Аркадия Шилклопера.

По словам организаторов, центральной темой форума стало взаимодействие современного критического искусства России с его социально-политическим контекстом и сопутствующие этому процессу конфликты. Дискуссия также шла о пространстве критического искусства, социальных, эмансипативных и субверсионных практиках, о художественных акциях и завоевании публичного пространства, о хронике активистского искусства в России, о «монстации» как нейтрализации государственной пропаганды, о границах в активизме и протестном искусстве, о перспективах социальной графики и о публичной критике в России, связи и напряжении между протестными и художественными пространствами, об искусстве в городском пространстве – между протестом и инструментализацией, о партизанинге, практике вовлеченной урбанистики в России, о жизни и смерти русского уличного искусства, о нынешнем статусе художника в России, о полярности мнений как инструменте политических спекуляций вокруг паблик-арта в России, о том, что не так с общественными пространствами в российских городах.

Как видите, тем было очень много, большинство из них были близки и понятны только людям, которые вовлечены в современное искусство, поэтому делать подробный анализ всего прозвучавшего на форуме в рамках нашего сайта было бы не совсем правильно. Главное, что именно  в Берлине собрались известные художники и кураторы, которые анализировали публичное критическое искусство и искали пути его развития в современной России. Уверен, что эти три дня они провели вместе не зря.

Text/Foto/Video: Igor Magrilov

О ФЕСТИВАЛЕ РУБЕРОИД (2016)

Еврейская Панорама

В конце ноября организаторы ежегодного некоммерческого фестиваля искусств Ruberoid в третий раз собрали под этой вывеской молодых творцов, которые имеют опыт существования и взаимодействия в мультикультурной среде. И если раньше основной костяк участников форума составляли в основном выходцы из бывших советских республик, то год от года состав государств исхода и проживания участников этого форума существенно расширяется. На сей раз в числе стран-доноров участников Ruberoid оказались Германия, Россия, Украина, Швейцария, Польша, США, Казахстан, Нидерланды, Великобритания, Турция, Франция. В берлинском доме искусств ACUD на протяжении двух дней в атмосфере тотального космополитизма и толерантности к многообразию творческих идей проходили мастер-классы, дискуссии, демонстрировались инсталляции и фильмы, шли литературные чтения, концерты и диджейские сеты, состоялся показ театральной постановки. Основной смысловой акцент всех акций делался на том, как ныне совокупность идентичностей жителей современных крупных городов, населенных представителями многих наций, влияет на формирование обликов мегаполисов.
«Европейская художественная и культурная сцена как активная политическая сила» – такова тема одной из фестивальных дискуссий, модератором которой был руководитель отдела Евросоюза и Северной Америки Фонда им. Генриха Бёлля Сергей Лагодинский. В числе его собеседников оказался Ивор Стодольский – куратор и писатель, основатель кураторской группы «Perpetuum Mobile» (Германия, Финляндия, Франция). Он давно и активно занимается искусством с политическим подтекстом. В обсуждении темы «Критическая роль активной художественной сцены и искусства в городской среде» принял участие берлинский художник Игорь Зайдель, недавно принимавший участие в проекте «Мифологема города», в рамках которого в Кременчуге, Славянске, Краматорске, Остроге, Славутиче и Нетешине создавались муралы. Их сюжеты были связаны с историей и мифологией этих украинских городов.
Многоязычие фестиваля с особым усердием проявилось в спектакле «Rabbits-Shmabbits». Постановка идет на шести языках, приведенных к общему знаменателю при помощи немецких субтитров. Спектакль поставлен по мотивам произведений израильского прозаика, поэта и драматурга Этгара Керета («ЕП» знакомила своих читателей с его творчеством в № 2, 2016). Он говорит о своем творчестве так: «Мои рассказы – они как взрывы. Я пока не придумал, как им взрываться медленно. Роман – это в моем понимании как путешествие на машине из Москвы, скажем, в Санкт-Петербург, когда за рулем человек, не знающий дороги». И потому Керет предпочитает оставаться одним из самых искусных современных мастеров короткого рассказа.

Текст: Сергей Гаврилов

О ФЕСТИВАЛЕ РЕФОРМА (2013)

Sgorodom.org

В течение трех дней художники в сотрудничестве с горожанами сооружали парковые объекты из вторсырья в парке Музеон. Уличный фонарь из пластиковых бутылок, «бесконечность» из перегоревших лампочек, одуванчики из одноразовой посуды, дерево из алюминиевых банок, а также интсталляция «Камни» легендарной группы арт-ресайклинга Recycle останутся в Музеоне до 21 сентября, равно как и победитель конкурса на лучший дизайн-объект «РеПродукция» – колонна Траяна из автомобильных шин. Участники фестиваля не только провели намеченную «реформу в сознании» сограждан, показав, как мусор может стать материалом для камерного и монументального искусства, но также создал дополнительные возможности для посетителей парка: отныне здесь можно сдавать пластиковые бутылки, стекло и алюминиевые банки.

A3d.ru

С 30 августа по 1 сентября в парке искусств «Музеон» состоялся первый фестиваль искусства ресайклинга «Реформа», в рамках параллельной программы V Московской биеннале современного искусства. Созданные в ходе фестиваля объекты будут экспонироваться на территории парка до 21 сентября.

«Реформа» – творческая лаборатория, в которой старые вещи и формы получают новое содержание и превращаются в объекты искусства и дизайна.

Cимволом фестиваля, отражающим отношение к «мусору» как бесконечному материалу для творчества, стал проект дизайнера Алексея Петрова (Funkel) – «Бесконечность», созданный из металлической сетки, на которую как чешуя были нанизаны старые жалюзи.

Архитектор Яна Ельникова превратила спаянные технические трубы в «Уличный фонарь», роль светильников в котором выполняют яркие пластиковые бутылки из-под моющих средств. Художницы Маша Кечаева и Галя Солодовникова создали инсталляцию из светящихся столбов, собранных из пластиковых пакетов. Художник Андрей Митенев представил на фестивале «Трон», сваренный из металлической арматуры. А Леха Гарикович – инсталляцию из старых столов. Екатерина Сарандук посадила из пластиковой посуды «Поле одуванчиков», а Сергей Чернов из алюминиевых банок – «Древо жажды».

Еще один вариант перевоплощения пластика предложила художница Анна Титовец, составив из сотен пакетов инсталляцию «Secret plastic life», которую можно использовать как проектор для видео.

Арт-ресайклингу на фестивале подверглись не только пластик и алюминий, но и такие быстротечные материалы как уличные бумажные объявления. Практически однодневные рекламные листовки Павел Зюмкин превратил в такую же «легковесную» уличную скульптуру «Спящего», с течением времени растворяющуюся в окружающей среде.

Приземлившийся посреди парка «Метеорит» художницы Марго Трушиной каждый желающий мог видоизменять, как ему хочется, с помощью баллончика с краской.

Не обошлось и без интриги. В рамках фестиваля состоялся первый в России конкурс на дизайн-объект из ресайклинг-материалов «Репродукция», организованный движением Re:made. Всего на «Репродукцию» было подано 5 проектов из разных городов России. Победителем стало архитектурное бюро «PANACOM», приславшее целую серию проектов знаковых объектов классической архитектуры – таких как арка Тита, Мавзолей и Пантеон, созданных из старых автомобильных покрышек. Победителем конкурса стала «Колонна «Траяна», которую архитекторы собрали на территории парка.

Не отставали от художников и самые маленькие гости фестиваля. Супермэн из картонных коробок и банок из-под колы, человек-игрушка из пластиковой посуды и крышек и костюм до космических путешествий – лишь часть того, что было сделано детьми в творческой мастерской художниц Елены Липатовой и Марины Деевой, работавшей все 3 дня фестиваля. На мастер-классе «E2-E4» Маргарита Лагун вырезала из бутыльков из-под йогурта самые настоящие шахматы. В честь приближающегося Дня города художники Руслан Кирничанский и Ольга Валова соорудили из тетра-паков башню Московского Кремля.

 

О ВЫСТАВКЕ В САДУ У СОСЕДА (2012) 

The poison magazine

ПОСЛЕСЛОВИЕ ВЫСТАВКИ «В САДУ У СОСЕДА»

Немецкий взгляд проекта «Бутерброд» на состояние арт-рынка России.

Немецкое выражение «В саду у соседа трава всегда зеленее» тождественно русскому выражению «Лучше там, где нас нет». Глубокая сентенция этой расхожей пословицы о вечной неудовлетворенности жизнью была положена в основу одной из знаковых выставок III Московской международной биеннале молодого искусства – экспозиции на территории дизайн-завода Flacon – «В саду у соседа». The Poison Magazine поговорил с кураторами выставки – проектом «Бутерброд» о состоянии арт-рынка и впечатлениях о России.

– Как давно существует Ваш проект?

– Проект существует с 2009 года, с момента моего переезда в Германию. Идея создания проекта «Бутерброд» пришла к нам с Александрой параллельно. Нам обеим хотелось объединить Германию и Россию, создать платформу для международной культурной коммуникации и реализации различных творческих проектов. Когда мы поговорили об этом, оказалось, что цели у нас совпадают, да и имя для проекта было уже готово. Мы с Александрой давно хотели сделать что-то вместе, мы знакомы около 20ти лет, учились в одном классе в Класс-Центре Музыкально-драматического искусства в Москве и больше всего любили предмет «Рисование» или, как его называют в России, – «ИЗО», где и получили первый опыт нашей совместной работы. Спустя много лет, мы снова встретились, уже в Германии.

– Какова его первоначальная цель и ставите ли Вы в свои задачи продажу картин?

– Первоначальная цель проекта – создание международной платформы и комьюнити для молодых художников. Сначала мы не думали о коммерческой стороне вопроса, нам хотелось объединить интересных авторов и организовать выставку, что собственно мы и сделали. Конечно, мы задумываемся о том, как нам развивать проект «Butterbrot». В наших планах – организация выставки молодых художников из России в Германии в следующем году. Мы надеемся, что с каждой новой выставкой, интерес к проекту будет расти и появятся заинтересованные лица и институции, которые смогут нас поддержать. На данном этапе, проект существует на гранты из средств Германии, мы рассчитываем, что в следующем году подключится и российская сторона. Продажа произведений искусства на данный момент не является нашей основной задачей, однако входит в наши планы. Все выставленные в Москве экспонаты доступны, желающие приобрести произведения искусства всегда могут связаться с нами.

– Что будет с экспозицией после того как выставка завершится?

– После завершения выставка «уедет» обратно в Германию, возможно, некоторые из экспонатов будут повторно выставлены в будущем.

– В настоящее время все очень много говорят о стагнации арт-рынка, о том, что картины не продаются и рынок замер. Все это, как правило, связывают с угрожающим экономике дефолтом. Скажите, чувствуете ли вы подобные процессы на себе?

– На этот вопрос мне сложно ответить, так как пока мы занимаемся продвижением проекта и привлечением к нему интереса общественности, а с арт-рынком имеем мало соприкосновений. Конечно, мировой финансовый кризис повлиял и на арт-рынок, искусство продается намного хуже, и не только в России, но и по всему миру. Насколько я знаю, ситуация с продажей искусства в России всегда была неважной, причина этому довольно низкий интерес к современному искусству.

– Каковы Ваши впечатления о художниках России и о российском арт-рынке? Отличается ли он от европейского, и если да, то чем?

– Российская арт-сцена намного уже, хотя со временем и «у нас» появляется много новых творческих организаций и коллективов, а также программ и фондов, поддерживающих современное искусство. Но получить грант в России, к сожалению, намного сложнее.  На мой взгляд, в русском искусстве больше фигуративности, конкретики, меньше минималистских течений, чем в Европе, сильно заметно влияние советского прошлого, истории.  Сейчас в Москве  наблюдается большой интерес в паблик-арту, искусству в городской среде, пространственным инсталляциям, стрит-арту. У деятелей искусства есть желание общей популяризации искусства, выведения его за рамки институций и музеев.

– Планируете ли вы сотрудничество с кем-либо из российских художников?

– Да, планируем, но имена пока не будем называть.